• Кельтская арфа
  • Сергей Онищук
  • Кельтская арфа
  • Ася Сергеева
  • Кельтская арфа

Турия

 

Turiya (“GoldenCrown”) - моя арфа

 

Очень и очень много дней назад, помнится, я спрашивала вашего мнения по поводу своих арфовых обзоров и того, с какой арфы мне их продолжить.Большинством голосов тогда постановили, что следующей целью должна была стать самая знакомая мне арфа – моя собственная 34-х струнная Turiya авторства Сергея Онищука. Ну, как скажете.

Стоит заметить, что это будет не первый мой обзор такой арфы. С предыдущей модификацией я столкнулась на 1-й московской Арфа”Vit”-е, инструмент меня заинересовал и по результатам был написан вот такой обзор: Янтарная арфа.

Теперь я расскажу о своем экземпляре.
Параметры: Когда мы разговаривали с Сергеем об арфе для меня, двумя главными условиями, которые я обсуждала с мастером было а) максимальное возможное облегчение конструкции и б ) увеличение межструнного расстояния в середине диапазона. Если с первым пунктом все понятно, то второй нуждается в  пояснении. При работе с предыдущей версии Турии,  облегченное натяжение вкупе с нейлоновыми струнами и уменьшенным расстоянием в центре не позволяло достаточно аккуратно работать со средним регистром так, что бы звук не проваливался и что бы струны не соприкасались одна с другой. Или – или ( замечу, впрочем, что в определенном смысле это связано отчасти с моим стилем и техникой игры,которые предъявляют ряд требований к инструменту; не Бог весть какой сложный и вычурный стиль, но что-то мне делать проще, что-то – сложнее, а что-то – и вовсе невозможно на некоторых инструментах, поэтому лучше подстроить инструмент под себя, чем самой строиться под инструмент). Так вот, межструнные расстояния действительно увеличились,из-за чего “в ширину” арфа подросла, вес тоже редуцировался до, примерно, 10,5 килограммов, однако остальные мензурные характеристики остались прежними, что дает нам 150 сантиметров в самой высокой точке! Пожалуй, за всю свою карьеру я не так много видела  леверсных арф подобной длины – на ум приходят разве что Egan от Salvi, ну и различные псевдопедальные леверсные арфочки, но там такая высота оправдана диапазоном. На моей же можно высказаться и за, и против, где в качестве “за” будут выступать аккуратные, четкие “не проваленные” басы, а в качестве против, что теперь для поездок на концерты приходится вызывать мини-вэн :-), и басовые леверсы в процессе игры ловить не так просто. 

Корпус
– stave-back, достаточно уплощенный, что придает звуку этой арфы какую-то фатальную конкретность. Нет, я не имею ввиду отсутствие сустейна :-), тут его хватает. Но у round-backов звук обычно более округлый, с некоторой ленцой, а здесь каждая нота – как стрела, которую направили прямо в сердце (не знаю, как сформулировать точнее, придумаю – перепишу это место). В каком-то смысле арфо-гитарный звук, при этом сочный, звонкий, полный.

 

Дерево для корпуса
– орех. Волшебная случайность, но моя арфа спилена из того же самого дерева, что и экземпляр, который Сергей представлял тогда на “Вите”. Остается только апплодировать мастеру за нежелание покрывать инструмент шпоном или краской естественный рисунок дерева выглядит просто потрясающе, переливается от зеленого к фиолетовому и обратно, смотреть можно часами.


Дерево для деки – резонансная ель. Какие-либо комментарии излишни, думаю. 

Украшения. Побеги хмеля и плюща по колонне. Латунная бляха в сомнительном месте соединения колковой рамы с колонной (дополнительный крепеж) с названием модели и моими инициалами. 

Струны – нейлон ( ля третьей – до малой октавы), металлический сердечник с нейлоновой оплеткой ( си – ля большой октавы),струны с металлической оплеткой (соль первой – до большой октавы). На этом пункте следует остановиться отдельно. Я часто критиковала Camac за то, что они слишком рано начинают ставить струны с металлической оплеткой (уже с до малой октавы). Это, с одной стороны придавало басовой партии эдакий цимбальный оттенок, но с другой стороны, вся октава автоматически исключалась из сколь-нибудь убедительного ведения мелодической линии (звучание соседних струн плотно наслаивалось друг на друга и превращало все в какофонию). Я не помню, какой сэт стоял на Турии, которую я играла на Арфавите, но я сразу же обговорила с мастером, что хотелось бы начать ставить струны с металлической оплеткой какможно ниже, не хотелось лишнего размывания в нижнем регистре. Так и сделали, и теперь очень часто я перекидываю мелодию в малую – верхнюю часть большой октавы, и там все слушается комфортно.

Леверсы – о, это была отдельная головная боль. Из тех леверсов, которые мастер на тот момент ставил (Universal и Loveland, если я ничего не путаю) ни по точности ни по влиянию на звук меня не устраивали не одни. В
принципе, Loveland очень неплохие леверсы, однако на металлических басах они очень сильно портят звук. Стало быть, я самостоятельно стала искать альтернативу. Самым логичным было
написать в Camac , но на тот момент  леверсы в СНГ они продавать отказывались. De la Cour, к сожалению, тоже
не смогли сотрудничать, поэтому были выбраны самые дорогие и приличные из американских леверсов – Truitt. Truitt – это
семейное предприятие в солнечной Калифорнии, глава которого, Бетти Труитт, пожилая дама, лет эдак 70, судя по голосу, до сих пор сама ведет дела, кастит и фасует леверсы. Я списывалась с ней напрямую, пересылала стринг-чарт для подбора леверсов, а затем мы созвонились по Скайпу и обговорили способ платежа. 
Леверсы пришли, целые и невредимые, и были успешно инсталлированы на арфу.

Все, кто видел эти леверсы, соглашаются, что они очень красивы. Все вместе они напоминают золотую диадему, украшенную маленькими листьями или бутонами, опоясывающую колковую раму. Собственно, поэтому я и называю эту арфу GoldenCrown.  Леверсы Truitt не уступают по качеству фиксации, точности или отсутствию влияния на звук леверсам Camac, однако в силу позиционности ( а не шарнирности) механизма, одно из любимых развлечений блюзового арфиста– подтяжечка на леверсе, здесь невозможно. Увы :-(

Натяжение - фолк-миди, сильнее, чем на камаковых Азилисах и Эрминах, слабее чем, на камаковом Мерлине, сопоставимое с камаковой Мелюзиной, слабее всей фолковой линейки Сальви и L&H, близко к тому, что мне попадалось
на мастеровых арфах в Ирландии. К тому моменту, как эта арфа у меня оказалась,я давно отвыкла от классики. Если говорить об игре в фолк – лучшее натяжение, которое можно придумать, все традиционные украшения выигрываются на раз-два, без ухищрений и с должной деликатностью.


Звук – примерно через пару месяцев после того, как эта арфа поселилась у меня, я отправилась в Ирландию. На мой субъективный слух, ни одна из арф, встреченных там, не нравилась мне так, как моя. Но это субъективное. Объективного добиться трудно. Вот, пожалуй, не самое плохое по качеству видео с ю-тюб по которому можно составить представление о звуке.
Мне нравится этот звук. Он очень “не -арфовый” в смысле звучания педального раунд-бэка, но очень необычный, искрящийся и глубокий. Мой звук. Звук, который не прощает динамического перетяга, впрочем, и грубой силы. При игре об этом приходится помнить. Могу сказать совершенно точно – мне с этой арфой хорошо.

Автор статьи: http://sj-hayworth.livejournal.com/
07-06-2013Вернуться назад

2012-2021 | Работает на OUR-CMS